April 15, 2012
Беспощадная российская медицина и жизнь на войне

Беззаконие и безнравственность, которые воцарились в России, иногда кажутся злом даже большим, нежели мировая война. И то, и другое влечет за собой несправедливость, массу невинных жертв, страдания, потери. 

Мне пришлось наконец самому стать жертвой беспредела вчера, наткнувишись на группу молодных ребят из Башкирии, которые выглядят все, как один, и отмороженные все, как один. Я оценил, что действительно на улицах случаются очень часто драки и побои просто так, без каких либо целей, обид. Просто потому что у кого-то совсем нет мозгов, потому что нет никаких законов, и страха тоже нет. Но интересно не это.

Поехав на машине в больницу, я стал свидетелем многих интересных вещей. Во-первых, меня не пустили в несколько больниц, отправляя в травмпункт, несмотря на то, что я был в крови и довольно мятый, в итоге на улице удалось найти скорую и узнать у них, где находится травмпункт. Ночью эти заведения принимают немало гостей, атмосфера там ужасная. Работает лишь один врач в одной комнате, плюс рентген. На всех дико орут и не пускают дальше, чем в фойе. С чем бы ты ни приехал - сидишь и ждешь часами своей очереди в грязной больнице. Пока я дождался своей очереди, привезли девочку со сломанной ногой. Наверное, в соответствии с происходящим, единственно правильным было оставить её ждать “в порядке очереди”, как там говорят, но как можно так по-зверски жить? И я решил еще потерпеть. Приходили ещё такие же молодые ребята, как я, все в синяках и со следами побоев. Тогда я понял, что подобные драки происходят постоянно, везде и всегда, им нет конца, царит полный беспредел, и люди чувствуют себя вправе лишать других жизней, калечить. Сражаться ни за что всеми доступными способами. И это настоящая жизнь на войне.

Осматривать меня особо не стали, когда дождался, лишь сделали рентген и увезли на скорой в Мариинскую городскую больницу на Литейную.

Картины в приемной там страшные. Опять же пришлось стоять приличные очереди, кругом лежали бомжи, непонятно, живые или мертвые, люди, которые там были, все в крови, травмах каких-то, все сидят рядом друг с другом и ждут. Со всеми опять же разговаривают, как со скотами, даже с бабушкой, которой плохо стало и которую привезли на инвалидной коляске. Когда очерель дошла до меня и я рассказал, что учусь в СПбГУ и живу в Питере, то ко мне отношения стало сразу резко нормально, и от того было лишь неприятно. От того, что они решили, мол, со мной нельзя, как со всеми, потому что я не бомж. Боже, сколько же так людей умирает, просто не дождавшись медицинской помощи? Ожидая в покоях, лежа где-нибудь. Там, где не работает лифт, которому лет 70, наверное, где санитаров нужно ждать более получаса, где даже некому помочь провезти бабушку на коляске от одного врача в приёмную. 

Травма у меня не слишком серьёзной была - перелом носа и, возможно, несерьёзное сотрясение. Но за пять проведённых в больницах часов мне лишь сделали рентген, осмотрели чуть-чуть и дали рекомендацию капать нафтизин в нос и не лежать на нём на подушке, пока не срастутся кости, то есть в течение двух недель. Интересно, а как помогали тогда другим людям, которые там лежали на полу или которые ждали? Интересно, а какие были бы рекомендации, если бы меня изрезали ножом? Наверное, пойти купить бинты? А еще интересней то, что же происходит в других районах города, в других городах, в посёлках и деревнях, если даже в центре Санкт-Петербурга всё как-то очень сомнительно. Единственное, чего хочется в этой больнице, так это дождаться своей очереди уже, раз ждешь, убедить врача, что всё более ли менее в порядке и пойти ловить такси, чтобы уехать домой. Если, конечно, есть деньги. Вот у меня, к примеру, деньги и паспорт отобрали, благо я был с другом, и мы уехали. А вот как отправили бабушку, интересно опять же узнать? Хотя о российской медицине и так много сказано другими, так что распространяться смысла нет. Но, попав в эту среду самому, всё же некоторые комментарии дать захотелось. Как же радостно было уехать домой, пусть и с поломанным носом, но домой. Хорошо, когда есть дом.